АЛЕКСАНДР БОБРОВ



Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
 
Главная » 2010 » Декабрь » 30
Мой месяцеслов
ДЕКАБРЬ РУБЕЖНЫЙ И НЕИЗБЕЖНЫЙ
 
ЛУКОВЫЕ ИТОГИ
Уходящий год – Луковый по славянскому земледельческому календарю. Вот и итоги его – горькие, трагические, несмотря на бодрые заявления наших руководителей и начавшийся разгульный телешабаш во время строгого православного поста. Не хочется даже на исходе рубежного месяца повторять все итоговые программы и газетные выкладки – каждый читатель и без того их знает. Одно лишь скажу: трагедии конца года от Кущёвки до Манежной были предопределены всей российской действительностью и потому неизбежны. Так что декабрь – рубежный и неизбежный стал итогом упорно проводимой губительной политики. Это – не нагнетание, а простая статистика. Так, наибольшее внимание у пользователей Рунета в 2010 году привлекли взрывы в московском метро, в пиковые дни ими тревожно интересовались до миллиона пользователей. Но втором месте оказались лесные пожары – около полумиллиона пользователей, ну а далее – провальная ванкуверская Олимпиада, отставка мэра Лужкова и авиакатстрофа под Смоленском. В декабре, конечно, наибольший гнев и поток упрёков Кремлю и милиции вызвали события на Манежной площади. Ничего в этом перечне созидательного и вдохновляющего нет – один мрак с удушающей гарью от взрывов, жары, накала ненависти. Таков вот Луковый год 2010-й выдался – горе луковое… Следующий – по славянскому календарю более красивый – Яблочный. Но каковы будут плоды и зарумянятся ли их бока надеждой, красным словом правды? После моих ноябрьских заметок vjashlav разместил на сайте газеты отклик: «Спасибо Александру Боброву, читаешь его вещи с очень большим удовольствием! Но нет позитива никакого, о будущем нашей Родины тоже молчок…». Я задумался над этими словами: может, и впрямь душевно подустал, вижу всё в мрачных красках? Но я ведь впечатления и раздумья не в высоких гостиных и престижных тусовках нахожу, а в реальной жизни: веду дневник, езжу по России, анализирую письма и статьи своих коллег, даже из противоположного, так сказать, лагеря. Вот, например, что написала в своей рубрике «Жизнь глазами домохозяйки» бывшая перестройщица Юлия Калинина: «Итог года: страна разваливается. Всё идёт наперекосяк. Структуры, которые должны обеспечивать нормальное функционирование государства занимаются совершенно не тем, чем должны заниматься. Милиция не защищает. Врачи не лечат. Учителя не учат». Ну, это уж вовсе на дамскую истерику смахивает – неужто все учителя не учат? - но, по сути, верно. На что же надежда «московской комсомолки»? «Спасёт смена курса. Но кто его будет менять?». Хоть у нас с ней, наверное, разное представление о курсе страны, но снова согласен с постановкой вопроса: тот же Владимир Владимирович, которого с надеждой назвали лучшим политиком года, желает смены курса ещё меньше, чем Абрамович какой-нибудь. Потому и предлагает последнему по-свойски построить стадион к чемпионату мира-2018: «У него деньги есть!» - добавляет он со знанием дела. А нам в ответ остаётся вспомнить, что 105 лет назад, на рубеже декабря 1905 года, во время забастовок был создан первый Совет рабочих депутатов в подмосковной Яхроме. Совету удалось взять в свои руки руководство мануфактурной фабрикой, которая была создана еще в 1841 году помещиком Пономаревым при деревне Суровцево. Создана, а не украдена или подарена тогдашним Чубайсом! Так что опыт классовой борьбы и деприватизации – давний, но забытый… Какое предскажешь будущее, если за партию ненавистных чиновников сами люди повсеместно голосуют!? О том, что «сверху» смены олигархического курса не будет, говорит прежде всего то, что идеологическим трендом, как сейчас выражаются, уходящего года стало беспрерывное трендение о пороках и жертвах советской системы. Венцом этого антигосударственного маразма явилось, конечно, постановление Госдумы по Катыни, полностью повторившее гебельсовскую версию трагедии чуть ли не с увеличением количества жертв. Новый председатель Совета при Президенте РФ по правам человека Михаил Федотов назвал своим глав­ным приоритетом «десталиниза­цию общественного сознания». На это ему ответил одессит-энциклопедист Анатолий Вассерман: «Чем хуже идут дела, тем интен­сивнее руководитель сваливает вину на предшественника. Тот факт, что сейчас накал разоблаче­ний сталинизма даже сильнее, чем в путинскую эпоху, говорит о том, что ситуация в стране ухудшается (хотя это вызвано отчасти, разуме­ется, и мировым кризисом). Я готов поверить, что для г-на Фе­дотова, например, сталинские до­стижения пренебрежимо малы по сравнению с возможностью отдыхать не только на курортах черно­морского побережья СССР. Но лично мне этих курортов хватало в советское время и хватает сейчас (хотя в постсоветское время обста­новка на них заметно ухудшилась). Отмечу: тех, кто может себе позво­лить отдых на курортах, у нас сего­дня стало значительно меньше». Простите за пространную цитату, но ведь раньше-то такое из уст никак не поклонника Сталина и помыслить было невозможно. А в заключение отповеди Вассерман цитирует фразу, гуляющую в интернете: «Чем больше текущий цвет нации будет твердить, что при Сталине Родина добилась прогресса и величия ценой принесения в жертву цвета нации — тем больше в общественном сознании будет крепнуть уверенность, что текущий цвет нации срочно нужно принести в жертву, иначе величия и про­гресса не дождёшься». Разяще точный вывод! Это тот случай, когда электронная паутина уловила общее настроение, царящее в несвихнувшейся части общества. Она не так мала, как хотелось бы Кремлю. Об этом свидетельствуют хотя бы декабрьские голосования телезрителей в программе «Суд времени». Уже до 94 процентов выступают против либерально-русофобских взглядов Млечина, Сванидзе, Сахарова-2 и прочих подручных власти. Не знаю, каков должен быть результат, чтобы очнулась подбираемая аудитория в самой студии – 0 процентов, что ли? Или им платят за «правильное» нажимание кнопок? Был бы я молодым журналистом, непременно проник бы на запись программы, поговорил бы с клакерами, разобрался: почему они идут против мнения народного – их зомбируют, подкупают или запугивают? А если и впрямь редакторы находят искренних сторонников Млечина, то где, в каких пампасах им удалось сохраниться среди реальной жизни и доступной информации? Неужели таковых любознательных разоблачителей в новой волне журналистики не осталось?
 
ДАЛЁКОЕ СИЯНИЕ
За окном не просто заснеженные, а - заледенелые деревья. Некоторые из них падают, не выдержав этого нестряхиваемого груза, перегораживают тротуары даже на людных улицах. Гололёд не только на земле, но и в воздухе – на ветвях. Дворников-киргизов, которыми были переполнены московские дворы, в это ледяное ненастье не было видно: может, уехали на каникулы, а может, они умеют только подметать… Но там, где не оборвались обледенелые провода, невзрачные тополя сказочно засверкали в свете фонарей. Нестроения и гармония в жизни идут рядом, соседствуют проза жизни и поэзия. Лучшее подтверждение этому судьба русского лирика Афанасия Фета. Точная дата его рождения - неизвестна. Сам он считал - 23 ноября, то есть 6 декабря по новому стилю, в справочниках – 5 декабря. Впрочем, точность и лирика Фета - несовместимы. Неоспоримое для русской лирики «первое правило поэзии», выведенное еще Батюшковым – «пиши, как живешь» - совершенно не применимо к судьбе Фета. Искренний почитатель его поэзии - Тургенев спокойно и правдиво аттестовал своего друга как «закоренелого крепостника, консерватора и поручика старого закала». Богатый помещик, исполняющий должность мирового судьи, писал на волне общественного подъема, вызванного отменой крепостного права в 1861 году: Какая грусть! Конец аллеи Опять с утра исчез в пыли, Опять серебряные змеи Через сугробы поползли. И буквально тут же: «Чем тоске, я не знаю, помочь; грудь прохлады свежительной ищет...». Вот! - злословили прогрессисты - ему не нравится такое время! А поэт просто слышал иную - горнюю - грусть... Он писал: «Если спросить, как называются все страдания, все горести моей жизни, я отвечу: имя им – Фет». В Орловской губернии, в тех же краях русского подстепья, что дали русских гениев от Толстого до Тютчева, в имении Новоселки, появился на свет 190 лет назад незаконнорожденный сын немки Шарлотты Фёт и отставного гвардейца, потомственного дворянина - Афанасия Шеншина. Новорожденного тоже назвали Афанасием и подложно записали как законного сына русского дворянина, умыкнувшего с курорта в Германии урожденную Беккер - как оказалось, беременную фрау Фёт. Но от кого зачавшую? Может, у Фета - ни доли русской крови? Темна тайна сия, но снова подтверждает истину: русскость определяется – не кровью!.. Духовные власти Орла с опозданием обнаружили, что мальчик родился до брака Шарлотты и Афанасия Шеншина. Это был страшный удар для ученика дворянского пансиона, ставшего изгоем. Роковой поворот определил всю дальнейшую судьбу и родил напряженный, ранимый, сосредоточенный на внутреннем мире строй фетовской лиры. Владелец усадьбы и квартиры в Москве, разбогатевший придворный Шеншин, вернувший свою фамилию и титул с соизволения Александра II только в 53 года, , казалось бы, сентиментализма Фета - не должен разделять. Немецкая суть его натуры не могла примириться со многим в русской действительности. Например, он решил платить нанятым на страду работникам не поровну, а по результатам труда. Поднялся ропот. Он позвал работников и начал терпеливо объяснять: «Вы понимаете, что у людей разные силы, навыки, ухватки?». «Как не понять, барин!». «Ну, следовательно, и получать они должны по труду. Ясно?». «Куда яснее, барин... Но если не поровну будешь платить - всей артелью уйдем». Автор «Записок о вольнонаемном труде» - стенал и не мог понять этой стихийной общинности, но, как русский публицист, он пишет о «стройности» поведения, о сбережении чести и национальной культуры: «...Русский, в душе француз, англичанин или швейцарец, - явление уродливое. Он - ничто - мертвец; океан русской жизни должен выкинуть его вон, как море выбрасывает свою мертвечину». То есть немец Фет, как и датчанин Даль, снова доказал, что понятие «русский - не кровное, а духовное, выпестованное судьбой и собственным выбором. Кстати, самыми отчаянными славянофилами и державниками у нас были нерусские по крови. Это так, к вопросу о жупеле русского шовинизма.
 
НАРОД БЕЗМОЛВСТВУЕТ
Бесплатная газетенка «Метро» сообщила с подковыркой, что Год учителя увеличения откликов на него в интернете не вызвал. Неправда! Просто буржуазный дорожный листок не учёл, что именно в Год учителя вне всякой логики были приняты и усугублены безумные законы и реформы образования. Интернет был переполнен возмущёнными откликами на всё более глубокое и взяткоёмкое внедрение начётнического ЕГЭ, тревогами в связи с грядущей коммерциализацией образовательных услуг, недобрыми ожиданиями по поводу проталкивания нового закона об образовании. Как раз интернет и некоторые публикации, в том числе на этих страницах, показали, что сообщества здравомыслящих учителей и родителей отнеслись к последнему законопроекту скептически. Настолько, что министру образования даже пришлось намекнуть на грядущие сокращения преподавателей, чтобы те опасались за свою судьбу и помалкивали. Принятие закона пока отложили, но все последние инициативы президента Медведева и правительства Путина показывают, что Госдума принимает чего хочешь без учёта народного мнения – от постановления по Катыни до закона о полиции. Телеканал «Подмосковье» проводит прямые голосования по наиболее больным проблемам. Вот характерный опрос: Считаете ли вы ЕГЭ достаточным способом проверить знания? Нет83,5%
Да16,5%
Как вы относитесь к строительству инновационного центра "Сколково" Отрицательно: столько бюджетных средств впустую!55,9%
Положительно: это очень перспективный проект26,3%
Мне все равно17,8%
Отношение жителей области, где сосредоточено множество наукогорадов и пока высок образовательный уровень – абсолютно понятно. Ну и что? – это как-то влияет на послушную «партию власти» в Госдуме, на проект нового Закона об образовании, на сохранение поста Фурсенкой? Да не смешите. Только в зрелом возрасте я понял реплику Пушкина из «Бориса Годунова»: «Народ безмолвствует». Не просто молчит в оцепенении от злодейства, а покорно принимает всё творящееся, страшное для него же самого.
 
ВЕЛИКОРОСЫ И ОТБРОСЫ
Жизнь соткана из противоречий – это аксиома. Но русская жизнь состоит из крайностей, из взаимоисключающих явлений. Под снегом рубежного декабря я прочитал немало книг, а некоторые и представлял читателям. В Центральном доме литераторов мы отметили память Алексея Фатьянова выдающимся двухтомником «Я вернулся к друзьям». Это первое полное и выверенное издание его песен с нотами, комментариями, воспоминаниями и стихами, посвящёнными великому поэту-песеннику. Собрание сочинений, конечно, коллективный труд, в котором приняли участие многие организации – от нотного отдела Ленинки до Музея песни ХХ века в Вязниках, но главная заслуга внучки – Ани Фатьяновой, которой помогала редактор Марина Буланова. Вы себе представьте: собрать 160 песен, включая ранее не публиковавшиеся, да ещё с наследниками каждой из них приходится теперь договариваться. Другое выдающееся издание – «Россия в сердце не случайно. Вспоминая Виктора Бокова» - вышло к годовщине ухода русского самородка в издательстве «Русский импульс». Издательство выразило особую благодарность Виктору Кузнецову - главе поселения Богородское, где чтят своего песенного земляка (хорошо, что не в Москве родился). Составитель – Алевтина Ивановна, как муза Бокова, отобрала самые заветные стихи поэта, его замечательные прозаические миниатюры и раздумья о поэзии. Ну, а друзья и ученики Бокова опубликовали первые воспоминания, начиная с председателя комиссии по наследию поэта Ларисы Васильевой и кончая доктором наук Вячеславом Головко, который приглашал всегда своего любимца в Ставропольский университет. Наконец, в библиотеке №95, в московском музее Николая Рубцова мне подарила свою книгу Майя Полётова – необычная женщина, о которой я уже писал. Бабушка девятерых внуков и двух правнучек отдаёт своё сердце наследию поэта-сироты. В издательстве «Молодая гвардия» вышла её книжка «Душа хранит… Малоизвестные страницы биографии Рубцова». К ней мы ещё вернёмся в рубцовском юбилейном январе. Перелистываю эти издания и понимаю, что передо мной – великороссы, колоссы духа – от богатыря Алёши Фатьянова до худенького Коли Рубцова. Но кто вспомнил про выходы их книг на телевидении? Там царствуют мелкие кровососы, а то и отбросы. В декабре в Центральном доме художников всегда проходит книжная выставка «Нон-фикшн», как пошутила одна журналистка – «Нон-фиГшн в кармане». На втором этаже выставки была оборудована витрина, так сказать, топовых и хитовых книг. В ней был, конечно же, выставлен новый (наполовину известный) сборник Владимира Сорокина «Моноклон». Книга состоит «из одиннадцати расска­зов, практически каждому герою кото­рых присущи те или иные извращения, через энное число страниц персонажи только и делают, что сношаются, наси­луют друг друга, «наказывают» особо садистским способом, попутно толкая странные речи «за жизнь», норовят что-нибудь вставить соседу в анальное отверстие, и так далее. И не сказать, что у всех этих живописных сцен есть какое-то особое предназначение. На­оборот, думается, что многие рассказы написаны только ради порнографичес­ких элементов. Так, губернатор из одноименного рассказа, прокатившись на закорках охранника, переодетого медведем (прямо скажем, не первой свежести политическая аллюзия) по­падает в Дом культуры, где смотрит странный спектакль, действо которого разворачивается вокруг того, что не­кий Ваня, забравшись на березу повы­ше, испражняется на грудь Ларисе, а девушки в цветных сарафанах водят хоровод вокруг них и поют: «Ох, насра­ли в сиси Кузнецовой Ларисе». И это дивное выступление губернатор име­нует «реально наше русское искусст­во». Вышеприведённый абзац - не мой пересказ отвратного чтива, а обширная цитата из благосклонной рецензии «Владимир Сорокин и русское искусство», опубликованной в журнале «Читаем вместе». Вывод неведомого рецензента справедлив: «К сожалению, герои новой книги Сорокина не вызывают ни сочувствия, ни интереса, так как большинство из них плохо прописаны и отличаются от прочих лишь особой любовью к тем или иным сексуальным утехам». Но что делает журнал, выходящий под эгидой Дома книги, - советует не читать, убирать от детей? Нет, ставит самый высокий рейтинг редакции - ***** (5 звёзд – самый зазывный!), что значит, по принятой градации: приобрести в личную библиотеку. Как так, почему? Иногда приносил сей журнал про книжные новинки своей старшей внучке, которая любит читать. После таких рекомендаций – сам в руки не возьму и ей ни за что не дам. А то вырастет похожей на странных рецензентш, таких, например, как Наталья Кочеткова (газета «Известия»): «Новый сборник Владимира Сорокина "Моноклон" - настоящий подарок депутатам Госдумы и самодеятельным ревнителям нравственности. Если раньше кто-то в чем-то мог еще сомневаться, то теперь пора отбросить ложную скромность: следует официально назвать Сорокина порнографом и поручить «Нашим» устроить какую-нибудь пошлую публичную акцию. Скажем, раздеться догола и сжечь книгу на Красной площади. Ну как еще можно отнестись к писателю, у которого почти в каждом рассказе происходит акт грубого соития». Причём тут депутаты Госдумы? - убей, не пойму. Что за целевая аудитория? Они, по-моему, не то что книжек не читают, но и законы, которые сами же принимают, о чём свидетельствуют взаимоисключающие положения законов об образовании и о воинской службе, из-за которых аспирантов в декабре стали призывать на срочную службу. Уж тогда надо прямо к правительству обращаться с «подарком». Ведь после выхода книги в его официозном органе «Российская газета» тут же интервью с Сорокиным появляется. Беседа абсолютно ни о чём, затеянная ради рекламного прославления. Смотрите, как дружно! Плюрализм, эстетическая широта, противоречия жизни? – не лгите. Сознательное растление общества на почве крайних извращений, навязывания отбросов культуры даже вроде бы просветительскими и официозными изданиями. Это – политическая линия! А от меня читатель позитива требует. Я по мере сил поддерживаю хотя бы зерна доброты и лучи духовного света, которые тонут во мраке.
 
СТОЛПЫ ДУХА
Ровно 400 лет назад, 16 декабря 1610 года, Патриарх Гермоген отправил свое знаменитое послание ко всем русским людям. Летописец писал о патриархе: «Один среди врагов неистовых и гнусных изменников великий святитель Божий в темной келье сиял добродетелью, как лучезарное светило отечества, готовое угаснуть, но уже воспламенив в народе жизнь и ревность к великому делу. Еще пытались склонить старца, изнуренного постом и тесным заключением, чтобы отменил он восстание городов на защиту Москвы. Ответ святителя был тот же: «Пусть удалятся ляхи». Гермоген был уморен голодом в захваченном поляками Кремле в 1612 году. Его послание четырёхсотлетней давности, похоже, не дошли до нынешних политиков, которые ради каких-то сиюминутных интересов, краткого визитца в Польшу – предали заветы Гермогена. В этот же день календаря, но в 1915 году, 95 лет назад, родился Георгий Свиридов, гениальный композитор ХХ века.  Впоследствии Георгий Васильевич вспоминал, что уже пяти-шестилетним мальчишкой часами просиживал за роялем, подбирая на слух мелодии, услышанные им от двух замечательных певуний - бабушки и матери. Так зарождались «Курские песни». Но я не буду напоминать музыкальную стезю автора вальса из «Метели» и призывной сюиты «Время, вперёд!». Хочу сказать о Свиридове как публицисте и пророке. Выстраданную идею жизни Георгий Васильевич выразил непостижимо просто: «Водораздел, размежевание художественных течений происходит в наши дни совсем не по линии "манеры" или так называемых "средств выражения". Надо быть очень наивным человеком, чтобы так думать. Размежевание идёт по самой главной, основной линии человеческого бытия - духовно-нравственной. Здесь начало всего - смысл жизни!». Свиридов постоянно выбирает самую высокую смысловую точку отсчёта, и потому, чего бы он ни касался: художественного творчества, морали, даже тайно вершащейся политики, композитор без всякой наивности или двуличности прозревает Истину. Для Свиридова оставалось непреложной истиной то, что только сильное национальное государство, сохраняющее свои духовные устои, может сохранить Россию на карте мира. В 1991 году Свиридов сразу понял, что наступил заключительный этап разрушения исторической России: «Итак, Третья мировая война началась, и Советский Союз уже проиграл её, сдав страну почти без боя, погубив наш русский народ, его вековую историю, которая закончилась так позорно и бесславно. Вечное проклятие апостолам зла и сатанизма и всем их пособникам». Тетрадь 1991 года, исполненная проклятиями апостолам зла, - самая горестная и публицистически беспощадная: «22 августа. Жуткие, мрачные события последних дней, потрясающие, кроме прочего, чудовищным скудоумием, какой-то фантастической легкомысленностью. Люди - по ту сторону добра и зла (но, может быть, и не все, правда). Неустойчивость жизни ужасающая, в речи - полнейшая безграмотность, явление "шпаны" стало всеобщим в семье, на работе, среди так называемой "интеллигенции", в политической жизни, в искусстве, которое всё заражено шпанскостью...». А следующая пространная запись начинается подчёркнутой и провидческой записью: «Идёт скоропалительное создание класса паразитов». Итак, "явление шпаны" - состоялось, создание класса паразитов, по существу, завершилось - идёт некоторое перераспределение богатств и средств влияния уже внутри его и команд двуумвирата. Что же нас ждёт, на что опереться? На лучшие традиции вольнолюбивого народа с его жаждой справедливости и на заветы русских гениев!
 
НЕДОСТОЙНОЕ ТВ
В декабре русская поэзия понесла ещё одну утрату. Уходит поколение шестидесятников, любители изящной лирики скорбно простились с Беллой Ахмадулиной. Министр культуры Александр Авдеев заявил в программе Юлиана Макарова «В главной роли», что мы должны быть достойны ушедших поэтов Вознесенского и Ахмадулиной. В каком смысле? – не понял. А ещё в одном телерепортаже было заявлено, что вот, мол, ушла из жизни Ахмадулина и защитить больше некому… Россию. Заявления эти спекулятивные – излишне пафосны и, считаю, недостойны трепетного лирического поэта. С юности люблю свежие стихи молодой и внятной Ахмадулиной: Приоткройте глаза: набухают плоды и томятся в таинственной прихоти. Раздвигая податливый шорох плотвы, осетры проплывают по Припяти. Потом и Припять была убита чернобыльской радиацией, и непосредственность шестидесятников – загублена политиканством. Белла Ахатовна ушла в изыск, в высокую невнятицу и тем спасалась от реальности, особенно в рыночной России. Каково в ней отношение к поэзии - показал тот день, когда все каналы ТВ прощались с Ахмадулиной. Репортажи из ЦДЛ ставили в начало новостей, снова демонстрируя, что в России существует какая-то непонятная градация по отношению к поэтам: о смерти Юрия Кузнецова не сказал никто, о смерти Ахмадулиной – все. Но в поэтических антологиях ХХ века, в истории отечественной литературы они, уверен, будут стоять рядом. Однако внешнее и подчёркнутое внимание телевидения ещё не означает сегодня его трепетного или хотя бы адекватного отношения. Наглядным подтверждением того, что поэзия и телевидение в нашей стране – прямые антагонисты, послужил репортаж из ЦДЛ Ирады Зейналовой - типичного репортёра Первого, которая признавалась, что ей движет: «Адреналин, который держится в крови весь день, желание успеть и обогнать – глубже, чем в подкорке. Я даже ловлю себя на том, что оказываясь в музее или театре, я смотрю на посетителей, а не на предметы искусства, репортер – тоже "ловец человеков". Ловишь настроение и ситуацию…». Тут, вроде, ситуация диктовала другие настроения и интонации. Но нет – тот же напор в скороговорке: «Последний аншлаг Ахмадулиной в ЦДЛе», а на картинке – незаполненный зал. Конечно, многие скорбно стояли за дверьми, а не сидели в креслах, но зачем нагнетать с адреналином и бестактностью? Мы помним, как Наталья Андреева пыталась докричаться до Зейналовой в кадре, когда та спокойно говорила в Манчестере по мобильнику. А потом раздражённо закричала в кадре: «Дай мне микрофон. На хрена вам микрофон?!». Её, наверное, наказали, и вот теперь посылают на культурные, органично чуждые ей мероприятия, в том числе - траурные. Она продолжает и на них говорить, захлёбываясь и забываясь. Ирада, видимо, и рада понять, но уже не может, что прощаются – с Поэтом. Весьма характерен подбор тех, кто сказал в её репортаже прощальное слово: Наталья Солженицына, Сергей Юрский, Зоя Богуславская, юмористы Михаил Жванецкий и Аркадий Арканов. Не то что ни одного подлинного поэта, лирика по певчей сути, но даже ни одного писателя - в понимании самих шестидесятников. Как ни относись к ним, надо признать, что художественная требовательность у этой плеяды была высока. А тут репортёрша бросилась к тем, кого просто сама видала по телевизору в сюжетах и программах коллег, не жалующих поэзию да и вообще новых литературных персонажей. На ТВ ведь как? – утверждена обойма лиц «от писателей». У них свои программы, они кочуют с канала на канал, из передачи в передачу. А все здравые соображения и иные мнения – по боку. На этот раз непонимание искусства сыграло злую и неподходящую шутку. Жаль, что по Первому прошёл репортаж без поэзии, а значит, и без самой Ахмадулиной, которая, как вспоминаю я её на Днях литературы или в уплывающей от писателей «Малеевке», могла дружески беседовать, выпивать и общаться с кем угодно, но судила о творчестве собратьев – по гамбургскому счёту, напрочь отсутствующем на недостойном поэзии ТВ.
 
УРОКИ ПОРАЖЕНЧЕСТВА
Прежде в декабре всегда вспоминали две даты, которые мы проходили на уроках истории: декабрьское восстание в Москве, которое было подавлено 20 декабря 1905 года. Последний очаг – рабочая Пресня был задавлен. И хотя на окраинах первопрестольной еще раздавались одиночные выстрелы, а наделенные особыми полномочиями околоточные норовили остановить проходящих зевак, жизнь в Москве входила в привычное русло. Обывателей захватили предновогодние хлопоты, и только следы пожаров на Пресне и не до конца разобранные завалы баррикад напоминали о недавней трагедии. Сегодня вообще делают вид, что никакой Красной Пресни не было. Ну а 25 декабря (вообще-то 26, т.е. 14 декабря по старому стилю - разница в датах для Х1Х века составляет не 13, а 12 дней) грянуло в 1825 году восстание декабристов. Николай 1, узнав о готовящемся заговоре, назначил на этот день принятие присяги. Члены Северного общества сумели привлечь к мятежу два гвардейских полка. С утра на Сенатской площади было выстроено каре. Мятежные офицеры объясняли солдатам, что они идут защищать законного наследника Константина. Верные Николаю I войска и цареотступники стояли друг против друга в нерешительности. Смертельное ранение Губернатора Петербурга – достойнешего генерала Милорадовича послужило трагическим сигналом к решительным действиям… Сегодня они оцениваются по-разному, опять же – с крайних позиций: новоявленные монархисты заявили, что это был первый осуществлённый масонский заговор против России и царя-батюшки, а на «Суде времени» Млечин и его сторонники, как карлики духа, пытались даже и героизм казнённых принизить, сам же обвинитель начал кричать, что казнённый поэт Рылеев думал только о своём брюхе. А куда же он сам проглотил его баллады и думы, будившие высокий дух? Напомним, что это был не заговор честолюбцев и карьеристов. Предвестием 14 декабря стало восстание Семеновского полка 1820 года: поводом к восстанию послужило зверство полковника Шварца, типичного аракчеевского офицера, избивавшего солдат и хамившего офицерам. Ведь в армии тогда всевластный Аракчеев проводил бездумную реформу, оптимизировал расходы на содержание, как сегодня, создавал военные поселения и вводил палочную дисциплину. Именно этого не могли перенести достойные офицеры, герои войн с Наполеоном. Сам Аркачеев показал себя ещё в 1805 году, когда находился в свите государя под Аустерлицем, но попытка Александра предложить ему начальство над одною из колонн в сражении привела Аракчеева в большое волнение: он отказался от этой чести, ссылаясь на «раздражительность нервов». С тех пор Аракчеев не появлялся в зоне выстрелов, даже в императорской свите. В боевых действиях никогда участия близко не принимал, как наши последние министры обороны, но реформировать, закручивать гайки, внушать аж трём императорам губительные меры – умел. Да, представления о будущем устройстве России были у бунтовщиков 14 декабря не очень ясные и, может быть, тоже тоталитарные – век такой был. Но прошедшие победно Европу офицеры понимали, что надо менять курс, систему, что Россия – на гибельном пути. И оказались правы в своём порыве, потому что Николай, жестоко подавив восстание и укрепив «вертикаль власти», потом с треском проиграл и Крымскую войну, и экономическое соперничество с Европой. В последние годы упрямо внедряется идеология, не просто отрицающая героическое, но и подвергающая его шельмованию, осмеянию, которая направлена, по сути, против исторического пути России, перечёркивает его на радость врагам. Солженицын посмел написать в «Архипелаге ГУЛАГ»: «…Благословенны не победы в войнах, а поражения в них!.. Полтавская победа была несчастьем для России: она потянула за собой два столетия великих напряжений, разорений, несвободы – и новых, новых войн. Полтавское поражение было спасительно для шведов: потеряв охоту воевать, шведы стали самым процветающим и свободным народом в Европе». А как же Пушкин? - «Полтавская битва есть одно из самых важных и самых счастливых происшествий царствования Петра Великого». Неужели светлый русский гений, автор исторического труда о Петре понимал меньше хмурого Солженицына? Категорически отвергаю даже возможность такого сравнения! Но эта неумная установка на пораженчество будет на уроках даваться молодым людям, будущим защитникам отечества, потому что сокращённый «Архипелаг ГУЛАГ» решено преподавать в школе! На днях Наталья Солженицына радостно представила сокращённое, многотиражное издание, которое будет травмировать сознание школьника – его взрослые дочитать не могут! Просто уму непостижимо! Ни французы, ни немцы, а уж тем более американцы и допустить такого развенчания истории не могут. Ведь это – попрание «общенационального патриотизма», о котором столь напористо и путанно говорил на последнем заседании Госсовета тот же Путин!
 
ЧТО НАС ЖДЁТ?
Депутат Хинштейн представил в декабре очередную верноподданную книгу «Почему Брежнев не смог стать Путиным. Сказка о потерянном времени». Не буду вдаваться в подробности или отвечать пространно на дурацкий вопрос, поставленный в заголовок, скажу лишь о главной причине её появления: не за горами выборы президента, которые, если вернётся на двойной срок Путин, грозят таким долгим периодом «стабильности», что это станет не застоем, а гиблым болотом для России. Так вот главная задача автора книги выстроить некую положительную параллель, доказывая теперь то, что мы и без него знали: придуманный застой был периодом бурного развития, побед в экономике, науке, культуре. Внезапно прозревший либерал даже цифрами и примерами засыпал впечатляющими. Например: «За 18 Брежневских лет ВВП вырос втрое, реальные доходы населения - в полтора раза». И тут же: «За 8 лет правления Путина ВВП увеличился в 6 раз, реальные доходы населения выросли более чем в два раза». Смешно таким авторам говорить в очередной раз, во сколько раз выросли при Путине цены на нефть и газ, разведанные при Брежневе, или про крохи реальных доходов основной массы тружеников. А вот другой аргумент показывает весь рост советского благосостояния: «В 1965-1976 годах количество семей с доходом от 100 рублей увеличилось в 8,5 раза при почти нулевой инфляции». Вдумайтесь, к примеру: муж, жена, двое детей и тёща имеют 500 тогдашних рублей в месяц при грошовых платежах за коммуналку и транспорт! Конечно, и третьего можно заводить. И население прирастало стремительно, а дети росли здоровыми, пристроенными в кружки, секции, пионерлагеря. Отсюда главное завоевание того времени: по переписи 1970 года в Советском Союзе было 241,7 населения, а в 1979 году при деятельном ещё Брежневе – уже 262,4 миллиона. Население большой европейской страны прибавилось в цветущем возрасте! Но Хинштейн добавляет, что и при Путине рождаемость начала расти. В общем, спекулятивная параллель ясна, но никудышна. И не в голых цифрах или складе личности дело её ложь, а в том, что не названа главная причина - социализм, который победил, оплакал жертвы жестокой истории, вынес уроки из неправедных действий и продолжал идти по трудной дороге созидания. Она была прервана не объективным ходом мирового развития, а внешними врагами и своими предателями. Что тут повторять известное? Просто когда Владимир Соловьёв в своём заполошном «Поединке» вопрошает с интонациями плохого актёра у того же Марка Розовского: «Так что же делать? Что нас ждёт?», а режиссёр дурного спектакля благостно отвечает: «Верить в добро, воспитывать внутреннюю свободу», понимаешь, насколько губителен путь, по которому идёт страна. Путину, вопреки хинштейновскому заголовку-комплименту, никогда и близко не стать Леонидом Брежневым - хоть молодым красавцем, хоть засидевшимся старцем. Система не позволит, а изменить её в интересах народа он не может да и не хочет. Ему же нравится его работа «менеджера по управлению Россией». Правда, есть и тревога. На заключительном Госсовете Путин заявил, что «всем нам должно быть стыдно», и напомнил, что в Советском Союзе не было проблем с межнациональными отношениями. "Советской власти удалось создать некую субстанцию, которая оказалась над межнациональными и межконфессиональными отношениями. Она, к сожалению, носила идеологический характер - это социалистическая идея». Ну, всё запутал разведчик! Она-то и была сплачивающим полем. Идея народовластия, власти труда и справедливости, пусть далеко не идеально воплощённая, и объединяла людей. Мы любили шутить: советует, мол - Страна Советов. А так ведь и было, начиная с Совета всея Русской земли при освобождении от польских интервентов. Первый рабочий Совет в Иваново-Вознесенске возглавил фабричный поэт Авенир Ноздрин, а кто сегодня возглавляет Госдуму? Спикер Борис Грызлов оказался первым, кому в ледяные сутки удалось утром вылететь из аэропорта Шереметьево. Об этом рассказала депутат Оксана Дмитриева, которая также находилась в аэропорту и, как и другие пассажиры, ждала с 6 часов утра возобновления авиасообщения: «Выяснилось, что около 11:00 в Санкт-Петербург вылетает полупустой рейс со спикером Госдумы Борисом Грызловым на борту. С Грызловым летели еще человек 30, а всех остальных, кто был зарегистрирован на этот и другие рейсы в Питер, в том числе меня, на него не пустили", - возмущалась О.Дмитриева.- «Слезные мольбы» пассажиров в диспетчерской в течение 1,5 часов до отправки рейса результата не дали. Нам сказали, что главное - отправить Грызлова». Человек со злой улыбкой, который почему-то слинял с важнейшего заседания Госсовета, даже не захотел стать Дедушкой Морозом для измученных сограждан. Да, «общероссийский патриотизм», мать его…
* * *
Команда КВН Краснодарского края (хоть на этом поприще из вотчины Ткачёва что-то светлое до экранов доходит) выиграла кубок. Не буду оценивать уровень нынешнего юмора, но одна их едкая припевка (прямо по Грызлову!) мне понравилась: К тем, кто не единоросс, Не приходит Дед Мороз. К счастью, он приходит и к другим, даже гостинцы приносит, а вот «правящей партии» всё заметнее грозит суковатой палкой.
С Новым Яблочным годом!
Просмотров: 688 | Добавил: bobrovaleksandr | Дата: 30.12.2010

Суббота
23.09.2017
03:08
Календарь новостей
«  Декабрь 2010  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Форма входа
Приветствую Вас Гость!
Друзья сайта
      поэт Александр Бобров
    Баннер сайта А.Боброва

 

         Зыкина Людмила Георгиевна. Государственный академический русский народный ансамбль "Россия".Официальный сайт.
 
 
композитор Александр Аверкин   

Copyright MyCorp © 2017
Создать бесплатный сайт с uCoz