АЛЕКСАНДР БОБРОВ



Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
 Каталог статей
Главная » Статьи » Мои статьи

Студёная вода Селигерья

СТУДЁНАЯ ВОДА СЕЛИГЕРЬЯ

Озеро Селигер после декабрьского тепла с запозданием  встало, вода подо льдом и в полыньях – холодна. Но я не об этой студёной и живительной воде поведу горячий разговор – об элементарно холодающей воде в домах, в трубах отопления, ну и о холодном равнодушии тех, кто по должности, по огромным зарплатам и прочим доходам -  обязан потеплее относиться к людям.

В декабре в «Вестях» по каналу «Россия» прошёл острый сюжет о том, что мой любимый город Осташков – райстолица Селигерья – может замёрзнуть. На репортаж странно отреагировали и тверские газеты, и  даже осташковская пресса: мол, это паника. Надо просто лучше работать тем, кто за тепло отвечает. Ну, про «лучше работать»  можно повторить на самом высоком уровне в условиях газовой войны и невиданного спада экономики… Например, газета «На русском рубеже» дала точный заголовок: «Путин прав: в России кризиса нет. В стране катастрофа!».

В конце декабря вышла обстоятельная статья писателя Александра Лыскова в газете «Завтра» -  «Дым Осташкова», с теми же аргументами и тревогами, но местные чиновники снова представили всё это как происки, передёргивания. Но вот уже на днях, после долгих и нудных каникул в «Новой газете» вышла статья, которая начинается с разговора в поезде: у нас, мол, в Осташкове две достопримечательности - Селигер и Холод. Ну, когда официозный телеканал, патриотическая и либеральная газеты разных позиций  твердят об одном и том же, а местная пресса цитирует только губернатора да его подчинённых, понимаешь, что нет у нас теперь ни действенных СМИ, дающих полноту картины, ни хоть какой-то обратной связи власти с народом. Надо ехать самому! Тем более, что года четыре назад наша газета  давала на первой полосе острейший материал из Осташкова с фотографией митинга жителей всё по тому же поводу – ЖКХ. Кстати, напротив главной гостиницы городка есть стенд с «Советской Россией». Увидел его, когда рассвело, потому что поезд, который теперь ходит лишь дважды в неделю, а когда-то ходил ежедневно (столько туристов и рыбаков ехало даже зимой!) - прибывает в четыре утра, в темень (раньше удобно –в 7 утра). Ну, какой же это курорт, пусть и не федерального значения! Не смешите.

 

  *  *  *

В день приезда сразу купил местную газету «Селигер» и тут же получил подтверждение худшим предсказаниям: ученики средней школы №3 не смогли после каникул выйти на занятия. Родители написали отчаянное письмо главе района: «Уважаемый Андрей Геннадьевич! Температура на начало занятий в некоторых кабинетах составляет 4 градуса тепла (кстати, это нижняя температура самой холодной воды – дальше она кристаллизуется)… Завтра мы не отпустим своих детей в школу и, наверное, приведём их к Вам. Ведь надо их кому-то учить. И объяснять, почему закрыта школа». Но сама газета за объяснениями обратилась к директору школы Татьяне Вишняковой, которая рассказала, что 25 декабря прошёл конкурс на ремонт теплотрассы, которая выиграла подрядная организация, возглавляемая Ш.А. Ахмедовым, ремонт обещали сделать за время каникул». Сам Шафат Алахвердиевич, судя по всему, отнюдь не уроженец наших  северных краёв небрежно утверждает: «Я свою работу сделал: закупил материалы и нанял субподрядчиков.. Я не знаю, почему они не провели ремонт, это уже не моё дело». Читать смешно и страшно: конкурсы (причём, мы знаем, как!) выигрывают одни, а работу делать должны другие. Что это за экономика?

Тогда газета спросила специалиста Владимира Астафьева – генерального директора ООО «Энергосбыт». Его комментарий: «В заключённом договоре на ремонт теплотрассы ясно сказано, что исполнитель обязуется выполнить все работы, а не только закупить материалы, как отговаривается гражданин Ахмедов… Наша организация могла бы выполнить ремонтные работы в кратчайший срок. В своё время мы обратились в администрацию с рациональным предложением, на которое районные чиновники не сочли нужным обратить внимание, не пошли нам навстречу. Но работать себе в убыток – сами понимаете…».

Журналистка Ирина Тинус легкомысленно заканчивает статью старой поговоркой и выносит её в заголовок: «Иван кивает на Петра (то есть Владимир  на Шавката), а дети мёрзнут». Хочу посоветовать  коллегам тоже получше работать и глубже вникать в причины. А то эдак легко: мол, все виноваты. Кстати, а почему в газете нет внятного комментария основного ответчика, главы администрации района, кому и написали родили? Вот тут-то вся и штука нашей районной прессы… Часто об этом пишу, но мне на это отвечают: «А Вы попробуйте, покритикуйте местную власть. Ой, господи, да так всегда было. И райкомы партии руководили газетами».

Отвечаю, да, неумные секретари райкомов старались оскопить газетчиков, а умные понимали, что газета – помощник, что от совместной работы может родиться что-то путное для людей. К тому же нельзя забывать, что тогда секретарь райкома отвечал за всё головой, именем, карьерой. А сегодня: ну, замёрзнет город или даже половина области – что стрясётся-то лично с главой администрации Косенко – бывшим главврачом и управленцем или Зелениным – технарём, банкиром, менеджером, многолетним первым заместителем олигархов из «Норильского никеля»? Найдут новое тёплое место и будут так же ездить в свои куршавели. Но вернёмся к студёной воде.

Вообще, откуда и  почему в Осташкове море разливанное студёной воды. Об этом я беседовал и с Геннадием Косенко, и с Владимиром Астафьевым. Первый во время краткой встречи в администрации просто рассказал историю вопроса: мол, прежняя администрация популистски сначала не поднимала  плату за ЖКХ, потом грохнула на все сто – подняла платежи в четыре раза. Жители взбунтовались (что и отразилось на страницах нашей газеты), подали в суд, выиграли дела (до сих пор многим должны от 7 до 12 тысяч за переплату), платежи снова снизили до 10 или даже 8 процентов – их критически не хватает: «Вот мы с семьёй в четыре человека платим всего-то 600 рублей. Будем искать средства, мазут».

Более подробно, спокойно и вдумчиво рассказал мне о том, что надо делать Владимир Астафьев. Его уговорили (тот же Косенко!) поднимать сей хлопотный участок почти два года назад. Дело было для него привычным. Среди специалистов в сфере ЖКХ он известен как высокопрофессиональный антикризисный управленец. Занимался замерзающими Камчаткой и Владивостоком. Это тебе не курортный якобы Осташков! Принимал участие в разработке и внедрении нескольких десятков пилотных, сложнейших  проектов,. связанных с коммуналкой, в других  регионах. А на Осташкове споткнулся. Можно придумать блестящую схему, но чем сильнее окажется действие, тем отчаяннее сработает противодействие, потому что нечего соваться со своим уставом в чужой монастырь. Да, тут эта поговорка отлично подходит. Я успел кратко осмотреть Нило-Столбенский монастырь, который летом оглушают ночными дискотеками и непристойными песнями соседние активисты «Наши». Несмотря на все трудности, обитель растёт, прибавляется и по числу насельников, и по количеству строительных объектов. Если бы в некоем пропорциональном соотношении  было сделано с 1992 года (год возвращения монастыря Церкви) хоть малость из того в городе, где ветшают не только памятники, но и вся коммунальная система, Осташков бы стал тем, чем он и призван быть – центром туризма и нормального проживания.

Хочу заметить  для незнающих, что город лежит на плоском полуострове, глубоко вдающемся в озеро. Тут почти все улицы упираются в Селигер, чьи воды не только украшают, но и разрушают город на болоте. Трубы прежней технологии просто ржавеют, гниют, лопаются. Хорошо ещё, что в городе больше десятка маленьких котельных, а то единая сеть погибла бы сразу.  Так же, как сто и четыреста лет назад, слободы Осташкова дымят печными трубами. А вот в микрорайоне, в домах центра – коммунальная погибель. И с этим кризисом взялся бороться генеральный директор Осташковского предприятия "Энергосбыт" Астафьев, который хочет сделать, чтобы люди забыли про холод в квартирах.  Многие, включая чиновников, не желают верить в это (выразимся так, помягче), а вот Нина Григорьевна Боровая – председатель ЖСК тех военнослужащих северян, которые переехали в переломном 1990 году в Осташков, верит в энергию и опыт Астафьева, потому что сама энергична и ответственна. В отличие от многих якобы ответственных лиц: «Представляете, когда начались холода и всё вышло из строя, написала в прокуратуру, губернатору ещё в начале ноября, а ответили отпиской… 31 декабря. Поздравили с Новым годом».

        Владимир Астафьев малость устало говорит в своём кабинете на улице Локомотивной, на отшибе города:

     — В нашем "Энергосбыте" штат должен быть 450 человек. Сегодня 380. Текучка. Виной всему тариф. Он чуть не вполовину ниже себестоимости. Чтобы добиться нормального тарифа, мы этот год проработали в очень тяжелых условиях намеренно. Потому что тариф базируется на доказательной базе длиною в год. И потому мы всё это время не жили, не существовали, а погибали. Но выдержали этот режим, предъявили доказательную базу, а не ту, что была рассчитана в тёплых кабинетах, но ещё в декабре нам региональная Энергетическая комиссия заявила, что… тариф повышен не будет. То есть вынесли предприятию смертный приговор. Вопреки тому, что в Федеральном законе четко говорится: тариф не может быть ниже себестоимости.

Но, несмотря на этот произвол и благодаря собранной доказательной базе, мы теперь можем обратиться в Федеральную службу по тарифам. У нас появились веские аргументы. Ведь до этого мы опирались на нормативы. То есть теоретические данные, высчитанные в конструкторском бюро. Конструкторы энергосистем, конечно, не закладывают в свои расчеты 38% потерь тепла в ржавых трубах. Но именно такие потери мы имели в уходящем году. Теперь у нас реальные цифры эффективности работы теплосистемы. С ними и пойдем в Федеральную службу. Сравните. В западных странах на ЖКХ тратится до 10% от совокупного дохода семьи. У нас в России — 22%. По Тверской области – 18%. Ну, возьмем хотя бы планку в 10%. Именно столько платят в Москве. Но там средний доход жителя — около тридцати тысяч рублей. Здесь — семь. То есть, нам, «Энергосбыту»  за те же услуги, что в Москве, житель может заплатить не больше семисот рублей. Поднять плату — социальный стресс, если не взрыв. Но мы знаем, как выйти из этой ситуации. Население будет платить по мировым стандартам, но не более 10% от совокупного дохода. Казалось бы, фантастика. Нет, есть механизмы. Федеральный закон, принятый в 2004 году (искренне говорю: спасибо Правительству РФ за это!) предусматривает для такой огромной, многообразной России не доплаты из каждого, порой скудного районного бюджета, а - федеральные субсидии.

- Так, может быть, губернатор Зеленин не хочет просить деньги из федерального бюджета, который свёрстан аж на три года, но уже трещит по швам. Он ведь желает выглядеть успешным управленцем?

- Да ничего не надо просить, эти деньги уже выделены. По моим данным, по Тверской области пропадает около 600 миллионов таких коммунальных субсидий. Да, плата жителей — это основной источник. Но в этой плате до 80 процентов составляют федеральные субсидии. Здесь, в Осташкове, очень бедные люди. Но лично каждый из них платит мизер. Остальное — субсидии. К тому же есть еще и такой фонд, который предназначен для ремонта жилья. Тот, который под Дмитрием Козаком был. Огромные деньги! Но дают их только тем, кто гарантированно использует. Представьте, если мы организуем ТСЖ, то есть товарищество собственников жилья, величиной в город Осташков, с условием контроля жителями прихода и расхода денег из этого фонда, то у нас снимутся все острые проблемы. Люди же не украдут сами у себя.

     При желании создание ТСЖ в масштабах Осташкова — это месяц работы. Если у нас сейчас субсидии получают около тысячи человек, капля в море, то с созданием мощного ТСЖ их количество увеличилось бы до 15 тысяч. И сумма субсидий дошла бы до 100 миллионов рублей. Уже сейчас, повторяю,  600 миллионов рублей субсидий предлагается Тверской области. Область намного не добирает предлагаемого, потому что не может создать надежную организацию расходования денег в виде ТСЖ, в том числе и в Осташковском районе, городе Осташкове. И вместо федеральных денег нам приходится использовать деньги местного бюджета. Наверное, так кому-то удобнее… Вот и тормозит этот процесс оздоровления, на мой взгляд, страх некоторых руководителей района перед возникновением мощной, истинно народной организации, того самого гражданского общества, которое будет контролировать каждую копейку в бюджете коммунальных услуг. У нас уже есть один активный депутат, который заставил администрацию вернуть жителям все переплаченные теми деньги за коммунальные услуги. А если у такого депутата в руках еще будет и ТСЖ? Одно дело, если мы, предприятие, боремся в суде за свои права. И совсем другое, если туда обращаются жители. Они бы обязательно выиграли дело. Жители, объединенные в управляющую компанию, могут потребовать и с нас, тепловиков, и с содержателей трубопроводов, и с администрации качественной работы. И это будут не стихийные протесты, а методичные, правовые. Лидеры такого объединения приобрели бы огромный вес в общественной жизни города, района.

Вообще, сила народная может творить чудеса. Вот мы дали объявление в местные газеты, что за обнаружение одной протечки в теплотрассе будем платить по 200 рублей. И если раньше в городе за год устранялось 30 утечек, то после обращения к народу только за месяц сразу было обнаружено и ликвидировано 42 течи. "Осведомителям" в хорошем смысле этого слова мы снижали плату за услуги или выдавали премию "живыми деньгами". Сэкономили тепло, мазут. Высвободили деньги, которые можем пустить на закупку новой техники, например. Вот какова сила гражданского общества!.

 

Да, этим-то, наверное,  и неугоден Астафьев местным чиновникам: он опирается не на сложившуюся, порой порочную практику выбивания, а потом и растаскивания средств, а на законы, здравый смысл, на контроль – страшно сказать! - населения. Да и далеко не всем избранникам народа нужен такой контроль их избирателей.  Они получили голоса любой ценой, а теперь «отбивают» и получают более реальные вещи. Но Астафьев продолжает делать расчёты, собирает доказательную базу,  внедряет реальный опыт.

Он твердит: пусть пока нам не удалось выстроить новую, эффективную структуру управления теплоснабжением в Осташкове. Но зато мы сделали это в масштабе одного сельского поселения Ботово (эх, какой животноводческий совхоз был, он и постоил многоквартирные дома!). Хозяйство – угроблено, но вот парадокс: там есть теперь и управляющая компания, и некоммерческое партнерство. «Уверен, что там у нас проблем не будет. Туда мы и инвестиции привлечем, и тариф поднимем, а с жителей не возьмем при этом ни копейки больше, чем они платят сейчас. Доверие там к нам абсолютное. Построили им новые котельные буквально за месяц до холодов. Деньги дала администрация района, и мы вложились по полной программе. Сейчас столь же интенсивно строим там вторую котельную. До того как мы взялись за Ботово, температура в домах опускалась до восьми градусов. А тут недавно звонит мужик и кричит: "Знаете, я в трусах по дому хожу! Спасибо!" За создание новых структур в этих поселениях проголосовало 100 процентов жителей. С такой поддержкой я выбью любые тарифы. И, повторюсь, не подниму ни на копейку плату жителей за тепло. Инвесторам гарантируем полную возвратность вложений».

Казалось бы, чудо: нам внушают даже на государственном уровне, что коммуналка – это чёрная дыра, а тут инвесторам гарантируют полную возвратность. Но Владимир Александрович знает федеральные законы и видит пути модернизации.

- Инвестиции можно получить только "под залог" устранения потерь. А это очень непросто. Но сегодня мы можем говорить инвестору о гарантированном возврате. Например, поступили к нам его деньги. Мы говорим: 10% — твои. Остальное – нам на развитие. Тут серьезных препятствий нет. Ведь кто такой инвестор? Это денежный мешок, который готов вложить куда угодно, чтобы получить какую-то прибыль. Если мы его убеждаем в надежности возврата, то он вкладывает. Ну, например, мы ему показываем баланс. В прошлом году расход топлива 20 тысяч. В этом – двенадцать. И показываем, как было достигнуто: выявлением и устранением утечек, установкой нового оборудования, автоматики. Но, говорим, если мы на твои деньги поставим еще более совершенное оборудование, то сэкономим в будущем в два раза больше. Рискуем только мы. Он получает свое в любом случае.

 

В условиях некомпетентности последних лет, разлитой в руководящих кадрах любого уровня (ведь они зачастую они подбирались по признакам лояльности или партийно-мафиозной принадлежности), такие люди нужны в первую голову: Астафьев имеет большой профессиональный опыт и опирается на научную базу. Почему? Откуда?


     — Был хороший опыт Госстроя, благодарен судьбе, что работал с министром Кошманом. Помогли знания, полученные в МВТУ имени Баумана. Инвестиционные проекты и их содержание — так называлась моя научная тема. Я занимался пилотными проектами и мотался по командировкам. В сложных городах решал локальные задачи. Бауманцы разрабатывали теплоисточники высоких технологий. Другие управляли финансами. Есть посегодня в команде люди и из властных структур. Все понимают, что рынок существует, но крайне сложный. Был проведен экономический мониторинг областей, смежных с Московским регионом. Отыскали несколько городов, подходящих под так называемую завальную функцию. Осташков оказался одним из них. Приехал…

А родился я в Кузбассе. После учебы в Новосибирске достаточно рано стал занимать руководящие должности. Работал на предприятии "Южкузбасс-уголь". Там мы внедрили систему дистанционного контроля. По тем временам это было верхом достижений. У гендиректора на столе стоял чудо-кубик из угля. Есть такой сорт — переливается, словно бриллиант. И в него была нами вмонтирована вся электроника с кнопками. Дисплеев в те времена еще не было. Директор набирал номер по телефону, нажимал кнопку — и в кубике появлялись цифры содержания в шахте метана, время работы комбайна и так далее. Эта штука демонстрировалась в здании СЭВ. Внедрялась в других странах.

И тогда же мы сделали систему контроля за удалёнными объектами ЖКХ. С её помощью можно было определить температуру помещений в самом далёком шахтерском поселке и моментально получить другие важные сведения о коммунальном хозяйстве. И сейчас у нас имеется подобная система, действующая на современном техническом уровне. Мы посылаем в точку телевизионный сигнал и получаем по Интернету обратно нужную информацию. Из любой деревни с нашей котельной мы можем самым оперативным образом получать сведения о состоянии дел на наших объектах. Давление, температура, — всё что угодно. Эта система способна считать себестоимость тепла. Без всякого человеческого фактора, который, мягко говоря, вносит иногда субъективные поправки. Система демонстрировалась Владимиру Путину, когда он посещал Зеленоград. Там показывали две "закрытые" оборонные разработки и нашу, гражданскую.

 

Не знаю, как внедряется сегодня две оборонные разработки в нынешнем-то министерстве обороны, а вот гражданская – остро необходимая по усовершенствования системы ЖКХ – тормозится то ли нерадивыми, то ли материально заинтересованными чиновниками. Каков же выход? Что станется с Осташковым. По прогнозам не только Астафьева, но и самих чиновников запасов мазута, включая аварийные ресурсы, хватит лишь до конца января. Но весна приходит на  Селигер позже, озеро порой не вскрывается до 1 мая. Однажды приехали с сыном на майские праздники, а озеро – под красивым, голубоватым  льдом, ловили на внутреннем озерце, парень, помню, сильно простудился. А что будет с осташковскими детишками в феврале? Как вообще дальше быть с вечной  проблемой Осташкова?

«На месте губернатора Зеленина, - категорично пишет либеральная журналистка, -  я бы немедленно приехала в Осташков, посмотреть на Астафьева с его проектом и поговорить о деле. Отрегулировать, так сказать, местный административный ресурс, который профессиональную ретивость директора «Энергосбыта» считает враждебной».

Эх, да кто же по такой малости поедет? – подумаешь, 20 тысяч замерзает. Вот примчаться на слёт «Наших», которые продолжают своим многотысячным табором губить берег Селигера, бесчинствовать рядом с монастырём – это архиважно: сюда политические нити сходятся, высокое руководство может нагрянуть. Но Астафьев-то и не пронизан дамским благодушием. Он в день моего приезда снова написал вполне  реалистичное письмо губернатору:

 

Уважаемый Дмитрий Вадимович!

 

  Убедительно прошу Вас выделить не более 5 минут для доклада с наглядной презентацией на компьютере, подготовленного для Вас по поручению комиссии,  обследовавшей теплоснабжение Осташковского района, как предложение по модернизации ЖКХ в условиях усиливающегося экономического кризиса.

  Надеюсь, что презентация с анимацией, не будет обременительна, и Вы получите полную информацию, позволяющую многогранно «увидеть» организацию  реформирования ЖКХ без участия средств областного или районного бюджетов.

  В связи с возможностью срыва отопительного сезона в г. Осташков, который неизбежен в феврале текущего года, предлагается в наикратчайшие сроки реализовать программу  выхода из кризиса, разработанную ООО «Энергосбыт» и МВТУ им. Н.Э. Баумана для Осташковского района, но применимую в других районах области и позволяющую:

 1. Освободить от затрат городской, районный и областной бюджеты на сумму более 150 млн. руб., ныне затрачиваемые на текущую работу систем жизнеобеспечения района.

2. Произвести ремонт сетей тепло и водоснабжения без участия районного, городского   и областного бюджетов на сумму более 300 млн. рублей.

3. Обеспечить, за 5 лет гарантированный возврат инвесторам монтирующим ныне котельные в г. Осташкове вложенные средства.

4. Обеспечить за  4-5 месяцев увеличение объёма собираемых средств с населения за услуги ЖКХ  с существующего уровня с нынешнего уровня - 24 % до  98%.

5. Не увеличивать оплату населения за услуги ЖКХ (сегодня население в Осташковском районе оплачивает за услуги ЖКХ  9% от совокупного дохода семьи (по России 22%, по Тверской области 18%), при росте тарифа и/или увеличении оплаты за счет инвестиционных надбавок.

6. Производить капитальный ремонт жилфонда за счет федеральных средств - фонда «Реформирования и реконструкции ЖКХ».

7. Обеспечить население качественными услугами ЖКХ.

  Выполнение вышеперечисленного базируется на действующем законодательстве, не требует финансирования со стороны бюджетов города, района, области, основывается на  гарантированном возврате в короткий срок значительного объёма инвестиций на основе снижения себестоимости услуг предприятия, с помощью «ТСЖ величиной с город».

 

 Увы, в ближайшие дни на такой 5-минутный доклад с реальными предложениями в условиях разрастающегося кризиса рассчитывать не приходится: Зеленин, вернувшись из Куршавеля, снова умчался на Запад. В день моего отъезда из заваленного снегом Осташкова делегация Тверской области во главе с губернатором Дмитрием Зелениным вылетела с помпой в Германию для участия в традиционной международной аграрной выставке «Зеленая неделя», которая с 15 по 21 января пышно проходит в Берлине. В составе делегации — руководители органов государственной исполнительной власти Верхневолжья, главы муниципальных образований, представители крупнейших сельскохозяйственных предприятий и агрофирм региона. Сколько мазута можно было бы закупить на выброшенные на воздух деньги! Громадная делегация на неделю отправилась,  а успехов-то на сельской ниве – нет. Клянусь вам, читатели, как постоянный путешественник по Тверской области без всякого парадного сопровождения.

Это – тема для отдельного разговора, но назову для понимающих несколько цифр по последним статданным (они, кстати, плохо обновляются!). Крестьянские (фермерские) хозяйства производят - около 2% валового объема производства сельскохозяйственной продукции области – слёзы, мизер, а нам обещали-то, что фермеры накормят Россию. Зато в личных подсобных хозяйствах сосредоточено более 94% площадей, занятых под овощами и картофелем. На их долю приходится третья часть от всего областного поголовья коров, 94% овец, 24% свиней и 26% птицы. Здесь производится 92% картофеля, 95% овощей, более 41% молока, 43,5% яиц. О чём это говорит? – вымирающая по населению область скатилась до примитивного подсобного, самого трудоёмкого хозяйство – уйдут пенсионеры и кто будет содержать тех же овечек? В селе Романово на реке Медведице было 500 совхозных овец, сегодня – несколько частных, у бабушек. А разве мы не помним, сколько картофеля было на колхозных полях! Ну, чего на парадные выставки гонять?

Однако, похоже, и Зеленин догадывается, что не всё в этой хлопотной области ЖКХ гладко. После очередного приезда из Куршавеля губернатор назначил почетного строителя и работника ЖКХ Юрия Тыртышова своим заместителем по вопросам строительства, архитектуры и ЖКХ, как сообщил СМИ представитель областной администрации. Кстати, назначенный Тыртышов тоже работал в системе Госстроя. Неужели профессионалам не о чем поговорить, поделиться соображениями и опытом, чтобы спасти и всю эту сферу, и Осташков в частности. Трудно поверить!

P.S. Во время Крещенья 70 человек провалились в Твери под лёд у Речного вокзала по пути к оборудованной для купанья Иордани. Может, их закаливают на будущее? Однако люди ещё не совсем готовы к предстоящим испытаниям. Начальник отделения скорой медицинской помощи Тверской горбольницы Александр Аронов сообщил, что после инцидента за помощью к медикам в связи с переохлаждением обратились 24 человека. Им в Осташков ехать нельзя.

Категория: Мои статьи | Добавил: bobrovaleksandr (21.01.2009)
Просмотров: 1831
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Пятница
24.11.2017
06:30
Категории каталога
Мои статьи [11]
Статьи, важные для меня. [0]
Стать, заставившие задуматься, вступить в спор, ответить автору.
Статьи обо мне [1]
В разделе будут статьи о Боброве, высказывания, полемика с ним.
Публицистика Боброва [0]
Статьи, посвященные острым проблемам современности
Форма входа
Приветствую Вас Гость!
Друзья сайта
      поэт Александр Бобров
    Баннер сайта А.Боброва

 

         Зыкина Людмила Георгиевна. Государственный академический русский народный ансамбль "Россия".Официальный сайт.
 
 
композитор Александр Аверкин   

Copyright MyCorp © 2017
Создать бесплатный сайт с uCoz