АЛЕКСАНДР БОБРОВ



Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
 Каталог статей
Главная » Статьи » Мои статьи

Страшный диагноз
 
 

СТРАШНЫЙ ДИАГНОЗ

   Ответ доктору социологии

Поезд шёл на Урал. За Владимиром замелькали достаточно большие станции, пристанционные неприглядные посёлки, а деревни на пригорках стали неказистее, меньше. Привычная картина да еще в такую серую непогоду. Я то смотрел в окно, то читал в «Литературной газете» интервью - «Средство от фантомных болей»  с президентом Сообщества профессиональных социологов, доктором социологических наук Никитой Покровским. Сообщалось, что недавно под его редакцией вышел коллективный труд, который называется «Российский северный вектор». Мне стало интересно: ведь и я издал книгу  «Белая дорога» о северном векторе – пути на север точно по московской 37-й долготе, а через 29 лет повторил тот молодой путь через Талдом и Кашин до Весьегонска и Белозерска, чтобы увидеть, что изменилось в России. Серию очерков опубликовал, а вот готовую книгу пока, в отличие от Покровского, не могу издать.

Сначала в интервью идёт безжалостная констатация факта, что «современная северная деревня переживает социальную катастрофу. Государство потратило когда-то огромные силы для освоения этих мест. Однако в условиях современного мира вся эта прошлая деятельность по освоению крайних рубежей в значительной степени потеряла смысл. Экономика пошла иным путём».

Немного странно было читать о крайних рубежах, потому что чуть ли не международный социологический проект осуществляется в подстоличной, по нашим меркам, Костромской области. Но меня интересовал взгляд социолога. Он поразил прежде всего тем, что в нём не было ни отблеска слезинки, ни отсвета сострадания к людям, к тому социуму, что населяет область исследования. Поразительно!

Даже корреспондент попытался очеловечить разговор:

– Но закрытые магазины, сельские школы, больницы и библиотеки, зарастающие бурьяном поля мало кого могут радовать. Это похоже на умирание, уходит целый мир…

– Я не хочу сейчас оценивать этот процесс с моральной и исторической точек зрения. Отрицательный он, прогрессивный… Социология такими категориями не оперирует. Социология ставит диагноз.

Да, социология – это наука о закономерностях и реальной жизни общества в целом или отдельных его систем – так гласил марксизм, ведь это Маркс поставил многие разрозненные данные и факты на научную основу, стал чуть ли не первым социологом. Мне казалось, что с крушением марксистских догм социология примет более гуманный характер и в центр её, как завещал русский социолог Питирим Сорокин, встанет реальный человек – представитель той или иной движущейся системы и носитель развивающейся системы ценностей. По убеждению Сорокина, история представляет собой социокультурный процесс, нормой которого является динамика ценностных ориентиров, их смена и постоянный поиск новых «идеальных целей». Но по Покровскому - социология не намечает «идеальных целей», даже не думает о динамике – просто ставит диагноз и по-марксистски изучает закономерности. Но откуда берутся эти закономерности? Кто на них влияет? Разве не конкретные подвижные группы людей и сообществ? Или опыт последних двадцати лет, когда и начала вымирать Россия в целом, а северная (даже ближайшая к Москве северная!) – ускоренно, нам ни о чём не говорит? Почему финская деревня, находящаяся севернее изучаемой им костромской – сохраняется и кормит страну, а у нас родина костромской породы коров - рекордисток по удоям получает импортное молочное продовольствие?

Вот Александр Солженицын приезжает в старинный Кашин, который славился своим льном – девять иностранных фирм работало! - и пишет потрясенный: «От заведующей библиотекой Н.А. Мироновой узнаём, что биб­лиотека кашинская - с 1882 года, приходил в неё читать и сам го­родской голова. Уж какие рево­люционные разорения над ней ни пронеслись - а уцелела. И читатели сами помогают её поддержи­вать; да только малая беда: «нет финансирования...». Проклятые грязнохваты, клы­ками рвущие русское добро! Как вы не подавитесь? Объели все на­ши живые ветви».

Профессор-социолог разведёт и на это руками: «Таков диагноз капитализма по-российски – объедание живых веток…». Но ведь и сегодня на равнинных кашинских полях могли бы собирать урожаи льна, если бы заменить ручной труд (нет уже, конечно,  таких женских резервов) машинами, которые работают на полях-столешницах в Бельгии, давно обогнавшей и Россию, и даже Белоруссию по производству льна. Мы разрабатывали такие машины в институте льна в Торжке – он развален. Мы могли бы купить их в Бельгии за нефтедоллары, но те уходят на лондонские счета! Да, у профессора – международный проект, массив наблюдений и собранных данных. Он может поставить смертельный диагноз, но почему-то ещё выступает в роли футуролога: умирает, мол, и к лучшему.

А лечение болезни? – ошарашено спрашивает его корреспондент.

– Это прерогатива государства. Понимаете, при советской власти шло освоение здешних земель, их насыщали экономической деятельностью, прежде всего сельским хозяйством. Колхозы и совхозы-гиганты, невзирая на затраты, распахивали огромные территории. Леспромхозы вгрызались в лесные просторы. Для обслуживания населения подтягивалась инфраструктура – строились торговые объекты, дороги, учреждения культуры и здравоохранения. Но уход с арены социалистической системы хозяйства перевернул всю картину жизни Севера. Настали другие времена. И родилось другое общество.

Странно читать эти рассуждения дачника, любителя пленера: ведь костромская производящая деревня, как и лесопромышленность или другой промысел, не советской властью рождены. К тому же Россия непредставима без малых городов. Я тоже изучал один район области, самый северный – Солигаличский. Районный центр находится в 216 километрах к северо-востоку от Костромы,  в 95 километрах от станции Галич. Население - 7,5 тысяч человек в 1992 году, а в 1897 – было всего 3,4 тысячи, но сколько построили, храмов возвели! По последней переписи – население уменьшилось, но есть ведь!.

Директор музея имени великого земляка - Геннадия Невельского Татьяна Валентиновна Солодовская рассказала, что самым многолюдным район был в 1922 - 1928 годы, когда гражданская война, разруха и безработица заставила отходных рабочих, плотников да каменщиков, вернуться в родные края. Многие из них за века отходничества утратили навыки землепашца, но НЭП позволил заняться мелким производством, торговлей, ремеслами. Население уезда составило более 80 тысяч человек. И кормились!  Сегодня оно вместе с городом составляет немногим больше 11 тысяч. Огромные пространства остаются безлюдными. Что самое горькое - уезжает молодежь. Татьяна Семеновна, секретарь главного врача санатория, горестно вздохнула: “Трое детей у меня - все разъехались. После армии сын вернулся, работы нет, год поболтался - подался в Кострому. И так - большинство...».

Что, и города бывшей Гардарике - Стране городов, как звали Русь, не нужны? Город известен с Х1У века как Соль-Галицкая.  В 14-17 веках это - крупный центр добычи соли (солеварение прекратилось в 1823 году, когда для выварки рассола дров уже требовалось на сумму, превышающую выручку). В 19 веке он теряет торгово-промышленное значение, но зато в городе начинает развиваться курорт. В современном Солигаличе - сравнительно крупный по местным меркам известковый комбинат и масло-сыродельный заводы. Небольшой льнообрабатывающий завод канул в просторы, где исконную культуру теперь не выращивают. До недавнего времени был леспромхоз, но его закрыли, как убеждены многие, по политиканским и рваческим соображениям.

Курортные сооружения (санатории, водо - и грязелечебницы) расположены в парке, на правом берегу Костромы, за Крестовоздвиженской церковью. Солигалич является одним из старейших российских курортов, история которого неразрывно связана с соляными промыслами. Официальной датой открытия курорта на средства местного уроженца - купца и миллионщика Кокорева считается 1841 год.

Главный врач санатория  имени А.П. Бородина, который первый описал целебные свойства соленой воды,  Людмила Разумова говорит: «В 1985 году, когда я начала работать, у нас заполняемость была до 500 процентов. Больше ста человек – на территории плюс курсовочники. Курсовка стоила всего 28 рублей. Люди жили в частном секторе, везли денежки хозяевам, городу. Не скажу, что мы были градообразующим предприятием, но АТП за наш счет жило, магазины райпо – жили, приусадебное хозяйство – процветало. Вот недавно выходила на администрацию: «Ребята, давайте, что-нибудь сообща придумаем, сделаем, отреставрируем! Надо же помогать. Никому ничего не надо».

Был леспромхоз, но разорили (спасибо москвичам!). Оценили в копейки, технику продали в пять раз дороже, людей оставили без работы. Тоже был градообразующим, как и известковый комбинат. Остались только небольшие производства, вроде хлебозавода и маслозавода. Частный бизнес процветает – купеческая жилка испокон века сильна. Во дворце культуры выездная торговля. Растет частный бизнес на базе леса. Ради Бога! Заключаешь договор о вырубке – заключи еще один: кирпичный завод восстанавливаешь или детсад ремонтируешь. За рубежом вокруг каждого промысла растет социальная структура, а у нас? Лес вырубаем, что детям останется? – уйдет не только минеральная, но и пресная вода.

- Ну и сколько же человек одновременно мог бы принимать курорт по своим природным запасам, если отрешиться от социальной стихии - возможностей устаревшей инфраструктуры, а просто – на существующей медико-природной базе, на стихии природной?

(Людмила Викторовна быстро взяла калькулятор – «Так, 11 тысяч кубов в год…  2 литра воды в секунду. Множим….)

- Порядка пятисот человек. Только строй и готовь город к приему гостей. К сожалению, возможности такие – не используются. Ладно, допустим нет в нефтяной стране денег на созидание – надо хоть принять многострадальный внятный  Закон о санаторно-курортной деятельности (ведь Ленин такой декрет в разгар гражданской войны подписал!) и должен обязательно быть просчитанный государственный заказ на выживание. Ведь понятно же, что даже не в самих курортах как учреждениях дело или в работающих на них людях – речь идет о завтрашнем дне государства.

Да, энтузиазма Людмиле Викторовне и ее соратницам - не занимать, но сколько можно в этой бабьей стороне на женском, в основном, энтузиазме выезжать?  Все разговоры про полную самоокупаемость, про выживание на местном уровне – антирыночный бред. Кстати, сама история солигаличской лечебницы это доказывает.  В 1878 году водолечебница, которую Кокорев подарил с землей и источниками городу, была закрыта из-за недостатка средств. Поэтому в 1891 году источники были переданы Солигаличскому земству. Земцы наскребли средства, но только в 1901 году курорт был снова открыт. Потом эту миссию взяло на себя советское государство. А что, антисоветскому государству здоровые люди не нужны?

Разве это не резерв – вокруг заработавшей на полную мощь здравницы многое бы закрутилось, фермерам было бы куда продукцию сдавать. Земля эта суровая, но благодатная. Мой ученик по литературной студии «На Никитской» Виктор Кривулин вдруг порвал с московской жизнью, организовал в Солигаличском районе общину, где собрались в брошенной усадьбе с храмом одинокие люди и беспризорники – у них пасека, овечки, лошади. Живут, храм восстанавливают. А таких усадеб в округе было не счесть!

Предлагаете отбросить всё, что было? – спрашивает снова корреспондент социолога.

– Реанимировать старое или решать современные проблемы, используя отжившие принципы, на мой взгляд, нецелесообразно. Идёт процесс переосмысления новых реалий деревенского Севера. Однако старые представления и стереотипы, какие были при царе Горохе, слишком живучи. Чиновный люд на местах ещё надеется, что зарастающая лесом пашня будет вновь распахана. Что колхозы-совхозы воскреснут, исчезнувшие деревушки отстроятся вновь.

Странно это читать. Как раз многие из чиновного люда прекрасно нагрели руки на развале северной деревни, на распродаже земли и угодий. И не такие они недоумки, чтобы надеяться на возрождение деревень в прежнем виде. Пришел в администрацию Белозерского района Вологодской области (вот уж и впрямь север!), познакомился с главой администрации Александром Александровичем Цымбаловым - коренным белозерцем, но чернявым, совсем не похожим на северянина: “Меня и фамилия, и внешность подвела, - смеется он. - Прадед был Большаковым, но фамилия пошла от  немца-владельца Цымбала, ну а обличие - татарские гены... О современном положении района нужно основательно беседовать. Вот вы тридцать лет назад приезжали - село тогда было совсем другим: госпоставки, бесплатная техника, семена, солярка - копейки стоила, капитальное строительство централизованно велось. Сегодня надо выращивать кулака. Не могу найти точнее слова. Кулака, чтобы зубами за хозяйство держался и выживал в рынке. Но во всем мире таким хозяевам, даже в более райских условиях – идёт дотация от государства, чтобы была своя продукция, чтобы люди землю не бросали. А у нас? Или взять лес. Прежде была расчетная лесосека 830 тысяч кубических метров, теперь можем добывать 1 миллион 200 тысяч, но хвойных пород уже мало - осина и береза в основном, надо научиться перерабатывать, создали совместное с французами производство, на поддержку государства – надежды нет. Все разительно поменялось...».

Так что никто из работящих людей там не благодушничает, но отношение нынешнего государства к насельникам издревле обжитых просторов – просто поражает. Вот грянул кризис, и государство тратит общенародные накопления – золотовалютный фонд на поддержку коммерческих банков и жировавших монополий. А до реальных производителей деньги не доходят. Об этом уже прямо доложил вице-премьер Зубков президенту Медведеву. Дорожают импортные продукты, а мы без них – никуда. Пусть кубанское масло, по уверениям социолога, и дешевле вологодского (хотя последнее – куда вкуснее), но Кубань всю Россию – не прокормит. Спросите у губернатора Ткачёва – он бывший сельхозник, и всё объяснит. Но главное-то объяснил философ Александр Зиновьев, который назвал нынешнюю Россию расщеплённой страной, но конечно, не на южную и северную деревню – обе могли бы жить достойно. «Доступ к труду в России вовсе не означает обес­печения достойной жизни семьи. То есть имитируется занятость по-социа­листически, а результат - гроши вместо зар­платы по-капиталистически. Что это означает? Что накопление богат­ства происходит вне и помимо труда. То есть страна живёт не от труда и не по труду. Традиционный российский принцип исхо­дит из прямо противоположного принципа: хорошо поработал - будет и достаток. Прин­цип же радикального протестантизма (из че­го вырос так называемый западнизм) - став­ка на индивида и культивирование эгоизма. Российская традиция - на личность и общее, общенародное дело. Каждому по труду - это вовсе не социалистическая, а восточно-христианская, православная, русская модель об­щественного устройства».

Кризис ещё раз доказывает, что Россия не возвращается к традиции, не возрождается, как уверяют нас с экранов, а продолжает двигаться в никуда.  Хотя на днях модный художник-модельер восторгался в передаче снова всплывшей Лики Крамер с испуганными глазами, что 20 процентов мировой люксовой одежды идёт в Россию, а в элегантную Англию – только 9 процентов. Мы здесь впереди всей планеты. Вот он, предмет для гордости! Это не то что по ракетам, «а также в области балета», как пели по кухням диссиденты.

Характерно, что даже преуспевающий по нынешним меркам писатель Захар Прилепин взорвался, когда на его книгу «Санькя» написал рецензию банкир Петр Авен. Глава Альфа-банка (его тоже поддерживают госвливаниями?) начал поучать автора романа, что надо возделывать свой сад, кормить свой род, а не революции устраивать. Рецензию на рецензию (новый гламурный жанр) написала телетрещотка Тина Канделаки, которая согласилась с Авеном и заявила, что есть группа бедняков с женами-идиотками, «которым и золотая рыбка не поможет». На сайте их поддержали многие циничные, преуспевшие резонёры  в духе ранней Хакамады, которая предложила всем безработным шахтёрам Коми собирать грибы: «Шахтерам и металлургам надо переучиваться», «Не капризничайте, а ищите нишу».

Тут уж нижегородский писатель не выдержал и ответил так, как и на коммунистических митингах не всегда услышишь: «Теперь я знаю, какие плакаты стоит развесить во всех вымирающих деревнях и селах. «Не капризничайте!» И еще что-нибудь, мелким шрифтом, из Канделаки, про «бедных рыбаков с женами-идиотками». Очень актуаль­но будет смотреться. Я в разные годы бывал в городках России, которые депрессивны цели­ком: там остановилось все производ­ство, и жить невозможно, и уехать нельзя. Закрывая глаза, я вижу, как все население этих мрачных поселе­ний, тысяч, скажем, семнадцать че­ловек, снимается с места и медленно идет в Москву. Приходит туда, встает на центральной площади и говорит: «Мы пришли переучиваться. Бедные рыбаки и жены-идиотки, все пришли. Переучите нас». Это понятно, «не лениться», «не капризничать» — это мы слышали. А кон­кретно что? Поселиться с 50 таджи­ками в однокомнатной квартире и начать свой путь на вершину? «Вели­кая московская мечта». Или вот моя мама. Она медсестра. Она 35 лет в медицине. Молодая, в сущности, женщина, еще целая жизнь впереди. Недавно вновь устроилась на работу. Зарплата 4 тысячи рублей. Подскажите кто-нибудь, на кого ей нужно выучиться, чтоб зарабатывать, например, 6 тысяч. Или ей нужно переехать в Москву? К таджикам?»

Вопросы повисают в воздухе. Ведь и в новую райскую жизнь, которую рисует в будущем группа социологов, на нетронутой сельской природе («Чистый воздух станет главным богатством») маме-медсестре тоже сегодня нельзя переехать. Там нет медпунктов и медикаментов. Вот это, действительно, диагноз той России, которая построена за последние двадцать лет. И диагноз – страшный.

 

    Александр БОБРОВ

 

 

Категория: Мои статьи | Добавил: bobrovaleksandr (30.12.2008)
Просмотров: 909
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Суббота
23.09.2017
03:16
Категории каталога
Мои статьи [11]
Статьи, важные для меня. [0]
Стать, заставившие задуматься, вступить в спор, ответить автору.
Статьи обо мне [1]
В разделе будут статьи о Боброве, высказывания, полемика с ним.
Публицистика Боброва [0]
Статьи, посвященные острым проблемам современности
Форма входа
Приветствую Вас Гость!
Друзья сайта
      поэт Александр Бобров
    Баннер сайта А.Боброва

 

         Зыкина Людмила Георгиевна. Государственный академический русский народный ансамбль "Россия".Официальный сайт.
 
 
композитор Александр Аверкин   

Copyright MyCorp © 2017
Создать бесплатный сайт с uCoz