АЛЕКСАНДР БОБРОВ



Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
 Каталог статей
Главная » Статьи » Мои статьи

ПО ВЫСТУПЛЕНИЮ МЕДВЕДЕВА
ОБЩЕСТВЕННОСТЬ КАК ПУШЕЧНОЕ МЯСО свобода слова для ТВ или для нас? Что было самым любопытным в беседе президента Медведева с руководителями трёх федеральных каналов? Не заранее подготовленные, предсказуемые вопросы бывших журналистов и не обтекаемые ответы, которые содержали многажды слышанные рапорты и обещания (даже по Манежной – ни словечка нового не сказал). Наиболее интересной была последняя часть, где сам глава государства попытался вежливо разобраться, а что со свободой слова на государственном телевидении? Ответы были предсказуемы, демагогичны (тоже заранее готовились?), но окончательно ставящие всё на места и безнадёжно лживы. Президент вежливо сказал Владимиру Кулистикову (гендиректор НТВ), Константину Эрнсту (гендиректор Первого канала) и Олегу Добродееву (гендиректор ВГТРК), что «в адрес электронных СМИ и телевидения высказываются упреки в том, что они фильтруют информацию, не говорят правду и получают приказы, что показывать, а что не показывать». По мнению Дмитрия Медведева, «телевидение прекрасно, но его новостная лента убога». Насчёт «прекрасности» ТВ, наполненного пошлыми шоу, чужими лицензионными программами (даже про тюрьму не можем снять - «Побег» у США купили и слепили свой вариант), мыльными сериалами и второсортными голливудскими боевиками, многие писали с гневом, а то и с брезгливостью не раз. Зато с оценкой новостей, а шире – информационно-аналитических программ, политических ток-шоу – надо согласиться. Убого по широте захвата материала, лица канала (все новости - как по одному лекалу), а главное - по глубине и правдивости отражения жизни народа. Такая оценка кормчих каналов - задела. Несменяемый председатель жюри КВН Константин Эрнст бухгалтерски перечислил, что «свобода телевидения ограничена: законом, сотрудничеством с властью и общественными структурами, субъективностью взгляда людей, которые работают на телевидении». Надо было сотрудничество с властью на первое место поставить! Наиболее развязен, как и во время всей беседы, был генеральный НТВ. Вопрос о свободе слова, по мнению Кулистикова, «очень интимный вопрос». Да, у него много ненужной интимности было даже в вопросе президенту: «Не много ли у нас святых мест - лес, мусор валяется, презервативы на ветках висят… Тут луг, по нему Пушкин пробегал, надо беречь! А где строить здания и дороги?». И Медведев на эту пошлость посмеивается, игриво отвечая про Химкинский лес. Он что, не знает, что на самом-то деле у нас этих «лугов, где Пушкин пробегал», почти не остаётся: даже в заповедное Михайловское особняки вторглись! Они и на Бородинское поле хуже французов наступают. Как раз здания и дороги, как в упомянутом Китае, можно спроектировать умно, с учётом сбережения святых мест, а вот крутые частные собственники удержу не знают, и развитие страны тут – ни при чём! Но Кулистиков продолжал изливаться: «Я всегда был свободен, когда работал в СМИ, и на телевидении, и на радио «Свободы», а у американцев не забалуешь (это место потом в вечерних повторах опускали, как и реплику: «Не то что в Газпроме!»)... Без свободы не могло бы быть такого телевидения, которое есть у нас!». То есть он имеет в виду вседозволенность вкупе с лакейством по отношению к власти. Но мы ещё к НТВ вернёмся. Наиболее политично ответил самый искушённый - Олег Добродеев: «Степень свободы на телевидении всегда соответствует времени». Вот, в точку! Времена установились беспросветные, вертикаль власти ввергла страну в застой, в пронизывающую все структуры коррупцию, в коллективный цинизм и обывательский страх. Можно покуражиться, поворовать, похамить, но - в пределах дозволенного, что и видим на экранах. «Я считаю, что сейчас один из самых высоких уровней свободы за всю историю нашего телевидения», - пафосно заключил Добродеев. Хорошо понимаю его как менеджера: да, наибольшая степень свободы – отсутствие всяческой политической борьбы (даже ОРТ Березовского ввязывалось в драки при жёсткой цензуре), нет никакого общественного контроля (не то что в Англии какой-нибудь), есть возможность зарабатывать деньги любыми способами, а при этом – позволять дозированную смелость. Конкретные примеры Добродеева ничего не добавляют. Да, Геннадия Зюганова не пускали на ТВ несколько лет, а теперь дают высказаться в рамках закона. Но по сравнению с официальными коммертариями лидера КПРФ тот же Владимир Жириновский просто царит во всех программах! А возьмите любое ток-шоу. Обязательно сидят и вещают единороссы по всякому поводу. Но дело-то даже не в формальном представительстве. Исчезла правда жизни, нет требовательной любви к отечеству, к его истории, культуре. Нет прилива свежих русских сил, которые вдруг да выдвинут новых лидеров, к страху нынешних. Жизнь – борьба, но какая борьба в подконтрольной записи и по сценарию? Яркий пример – неприятный мне, но профессиональный шоумен Савик Шустер, который уехал за свободой слова на… Украину. Там идут сшибки в прямом эфире разных политических сил, поднимаются самые острые вопросы. Он ведь так же пытался работать здесь. Помню, я написал небольшую статью на этих страницах о необходимости деприватизации украденных предприятий. Позвонила редактор программы «Свобода слова» от Шустера: «Мы хотим поднять эту тему, предлагаем отстаивать свою точку зрения, хотя противников будет больше». И честно, и злободневно. Кто сейчас из редакторов позвонит незнакомому журналисту? Владимир Соловьёв, перешедший к Добродееву, своим «Поединком» с проверенными персонажами уже достал. Его спрашивают: «Почему одни и те же?» - «Потому что к Жириновскому телезритель привык». И это – свобода слова по-добродеевски? Но гендиректор ВГТРК, который однажды признался, что забыл, как выглядит метро, оказывается, не принимает даже критики. Мало того, что у нас нет никаких общественных или наблюдательных советов на ТВ, как в других странах, так даже замечания коллег обижают. Он заявил, что читает написанное о телевидении, однако, «большинство оценок – высокомерны и неправильны». По словам Добродеева, «телевидение - тяжелый труд большинства людей», ему бывает «обидно за тех людей, кто находится в горячих точках и делают телевидение». Всё смешал: и затягивающий, но весьма высоко оплачиваемый повседневный труд, и экстремальные репортажи из «горячих точек», и обиду за подчинённых, которые зачастую халтуру гонят. Кстати, как человек, снимавший телерепортажи в Чечне, замечу, что самые горячие точки – в холодных просторах России. Вот это самое тяжёлое: приехать в какое-нибудь Пикалёво до парадного визита Путина и высветить народное горе, сделать правдивый репортаж, а ещё – пробить его. Все журналисты, поехавшие в Минск как в «горячую точку» (кто её готовил?) вопят сейчас о пострадавших оппозиционерах, провокаторах (их НТВ дважды называло повстанцами, как чеченских боевиков в своё время!), показывают их ссадины в застенках. А в это же время новая трагедия потрясла томичей. Через сутки после допроса в Кировском РОВД Томска в областной клинической больнице скончался один из известных томских оппозиционных активистов, член Томской организации КПРФ, замечательный русский мужик Валерий Жиглин. Если исходить из медицинского заключения, указанного в свидетельстве о смерти, то напрашивается предположение, что в течение длительного времени (не менее 6 часов) Валерий Жиглин пролежал, придавленный каким-то тяжелым предметом (типа сейфа), в результате чего у него развились клинические признаки, сходные с теми, которые развиваются у человека, долгое время пролежавшего под завалом. Какой телеканал расследует это убийство? Может быть, Верницкий, которого всего-то положили «мордой в снег», как выразился ведущий, поедет в Томск с телегруппой? Вот что самое трудное и опасное, г-н Добродеев! К тому же категорически не согласен с его тезисом о высокомерии коллег, которые профессионально пишут о ТВ. Скажем, Ирина Петровская в «Известиях» до сих пор с уважением вспоминает, как Познер перед закрытием своих «Времён» впервые рубанул правду-матку на "круглом столе", посвященном проблемам морали и нравственности: «У нас на ТВ не существует свободы слова. А во время парламентских и президентских выборов были вещи совершенно запрещенные: о том нельзя говорить, этого нельзя показывать, того нельзя приглашать... Мы обсуждаем, не дать ли пациенту водички, а то, что он просто подыхает, об этом поговорим потом...». Правда, теперь от его программы «Познер» потянуло таким олигархически-чиновничьим душком... Телекритик на эту мертвечину смолчала. В последнем номере «ЛГ», например, появилась справедливая и не высокомерная статья Олега Пухнавцева – «Украденные победы». «Речь о телевидении. О том, как победы нашей страны – редкие, а потому особенно значимые – не зафиксированы на экране. В 2010 году произошли важнейшие события, и, если мы не можем с ходу перечислить, какие именно, виновато в этом ТВ». А ведь он прав: Путина в самолёте над пожарами сразу вспомним, а вот о выстраданном таможенном союзе, о том, как база флота в городе русской славы Севастополе стала бессрочно нашей – нет. «Парадокс: когда властвовал Ющенко, отвешивающий России увесистые пощёчины, наше ТВ хотя бы как-то информировало о происходящем на Украине. Но теперь всё изменилось: родители, нахрапистые поначалу, утратили всякий интерес к дочке, стоило только добиться своего – удачно выдать замуж…Тем временем Украина продолжает внимательно смотреть российское ТВ, видит, что появляется на экране московских каналов в единственном случае – если нашкодит. Кажется, что живой интерес российских телевизионщиков может вызвать только драка в Раде». И впрямь так, г-н Добродеев, хотя у вас работает Александр Ревенко, столько раз пивший чай в Киеве с послом Черномырдиным. Ну, а о Белоруссии, которая смотрит наши каналы – горько говорить. Что мы видим о главном союзнике? – только грязь, выливаемую на её лидера. И здесь на первом месте, конечно, НТВ Кулистикова. В день встречи президента Медведева с руководителями каналов прошло ток-шоу Павла Селина «Последнее слово», посвященное событиям 19 декабря в Минске. Даже один белорусский оппозиционер написал в блоге: «Было неожиданно, но Павел Селин не прятал своей, скажем так, антилукашенковской направленности. Возможно потому, что сам пострадал от Лукашенко, когда работал у нас корреспондентом НТВ и был выслан из страны». Так у г-на Кулистикова понимают объективность и свободу слова. Журналисты канала и подобранные ими эксперты, включая участников несанкционированного шествия, кричали наперебой, что это была мирная акция, что силы правопорядка действовали жёстко (кстати, президент Медведев, например, так и призывал действовать министра Нургалиева). Но, даже сочувствуя физически пострадавшим, неприемлема гапоновская позиция НТВ. Оппозиционерка в «МК» написала, что ещё до окончательного подсчёта голосов министр иностранных дел Польши Радослав Сикорский, нарушая все дипломатические приличия, заявил, что Александр Лукашенко набрал только… 40% голосов. У Польши что, были агенты и шпионы на всех избирательных участках? Неудавшийся мятеж следует назвать бело-красным, по цвету польского флага и, естественно, флага с рыцарем, под которым выступает оппозиция. Какой цвет выберут наши СМИ в России? Ведь позицию собравшихся в студии можно понимать как призыв к госперевороту: вот пройдут выборы президента России (а какие у нас вопиющие нарушения – знают все, от судов до школьников). Министр Польши, которую никаким постановлением по Катыни не умиротворишь, опять заявит, что за Путина-Медведева (условно говоря) проголосовало в два раза меньше, чем на самом деле, и, значит, все участники программы во главе с Верницким, Селиным и Гозманом пойдут вечером с толпой к Кремлю требовать отмены выборов? Сильно сомневаюсь. Почему же они хотели такого в Минске и яро осуждают решительные действия по неповторению Бишкека и Тбилиси? А ведь иногда сами пишут о двойных стандартах, но тут – двурушничество и провокация по благословению того же г-на Кулистикова. Он будто не слышал, что сказал им в упор Медведев в тот же день: «Будем действовать жёстко и сажать!». Почему Лукашенко-то нельзя действовать по этому рецепту и по закону? Некто Наталья Коляда кричала в исступлении: «Пусть, пусть войдут в эту страну войска НАТО, лишь бы не стало Лукашенко!». Да, вот такая антинародная и антироссийская свобода слова. Почему же корреспонденты «прекрасного телевидения» не спросят у рядовых белорусов и русских, у общественности, которую презирает Кулистиков: хотят ли они, чтобы сапог НАТО топтал нашу славянскую, политую кровью землю? Матвей Ганапольский ополчился на белорусского коллегу за выразительное и вульгарное выражение «пушечное журналистское мясо». Да, так называют журналистов в «горячих точках», освещающих военные конфликты. Но тут есть хотя бы образность и грубое сходство с судьбой солдата. А разве Ганапольский не слышал, как г-н Кулистиков хамски заявил президенту Медведеву: «Мы лю-ю-бим общественность. Она - пушечное мясо для наших ток-шоу». Как цинично и откровенно! И впрямь многие программы, подобные перечисленным, хотят из всех нас сделать пушечное мясо, оболванив и спровоцировав на ненависть по социальному или национальному признаку. Вот с какой «интимной свободой слова» надо бороться! И власти, и всем нам. Александр БОБРОВ Опубликовано в газете «Советская Россия» 28.12.2010
Категория: Мои статьи | Добавил: bobrovaleksandr (28.12.2010)
Просмотров: 573
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Пятница
24.11.2017
06:29
Категории каталога
Мои статьи [11]
Статьи, важные для меня. [0]
Стать, заставившие задуматься, вступить в спор, ответить автору.
Статьи обо мне [1]
В разделе будут статьи о Боброве, высказывания, полемика с ним.
Публицистика Боброва [0]
Статьи, посвященные острым проблемам современности
Форма входа
Приветствую Вас Гость!
Друзья сайта
      поэт Александр Бобров
    Баннер сайта А.Боброва

 

         Зыкина Людмила Георгиевна. Государственный академический русский народный ансамбль "Россия".Официальный сайт.
 
 
композитор Александр Аверкин   

Copyright MyCorp © 2017
Создать бесплатный сайт с uCoz